Елена Рышкова. 'Сине-жёлтая прядь'
moidorogie
Елена Рышкова. 'Сине-жёлтая прядь'

Выпадает

На каждый февраль обязательно выпадет март
И будет прогноз, словно карточный долг неприятен,
За серым дождём занавески полощется старт,
Предчувствуя финиш в толпе атмосферных объятий.
Всё катится вдаль с ускорением прожитых лет,
Весенний азарт на подснежники кажется лишним,
И крестиком в небе висит боевой самолёт,
У Бога на шее качаясь всё дальше и выше.
Я жду пробужденья, каких-то несказанных слов,
Неизданных истин, а с ними пирог с ежевикой
Пускай и вчерашней, из прошлого лета – прошло
То время, когда мне на утро являлся всевышний.
И благо прошло, да и весть не настолько мила,
Чтоб новый завет составлять для народа в избраньи,
Язык приустал в доказательствах –
"Бога нема",
Но есть это небо в моей украинской окраине.
2016

Снимаю

Снимаю юность ненужным платьем
Фасон не в моде, хотя приличный,
Оно душило меня в объятьях,
Мешало падать с небес по-птичьи,
Сжимало волю, кружило юбкой,
Поутру мягко в углу лежало
И целый век умещался в сутки,
Когда от счастья по швам трещало.
По шелку кожи скучают пальцы,
Застёжка давит воспоминаньем,
И можно больше не сомневаться,
Что время носко, да век недальний.
2016

Майская маета

Всё в мае мается, пора
Стирать бельё и счастье тратить,
Невыносимое с утра,
К закату выблюет характер.
Пусть мнётся за окном июнь,
А на верёвке сохнет майка,
Где дырочки от старых пуль
Боль вышивают на китайском,
Но младо-зелена трава,
Ей лишь бы стать со мною вровень,
А то, что выцвело вчера
Горчит и плесневеет в полдень,
Синеет кругом горизонт,
Жизнь обрывается вселенной
В Эвксинский заповедный Понт,
Что мается надеждой пенной.
2016

Так

так хорошо сегодня на дворе,
что Средиземье тихо отдыхает,
серебряный, успокоённый свет
ласкает землю в золотом угаре,
и, кажется, что счастья больше нет,
зачем оно, к какому первородству,
когда бортами стукнулся ковчег
к земле обетованной, ужгородской.
и нет зазренья в поисках добра
и нету сил искать у жизни смысла –
погода нынче больно хороша,
хотя война за окнами, война
и больно жить, а умереть не вышло.
2016

Одессе

занавеска приподнята, словно бровь танцовщицы фанданго,
ветер сушит побелку над открытым устало подъездом,
за оконным стеклом синева бесконечно фатальна –
коридор коммуналки ей вторит фальшивым диезом.
эти лица домов так измучены вечным терпеньем,
ожиданием ласки, что выгладит серые стены
и укроет от времени, чья нагота безразмерна
и приправлена горечью старых приморских селений,
город мой, ты обмяк и заправлен за пояс небрежно
у любителя зрелищ и сладкоречивых трибунов,
но синеет окно, занавеска приподнята нежно,
словно всё впереди и тебе уготована юность.
2014

Сине-желтая прядь

что стоит за душой, вытирает посуду, смеётся?
мелким бесом рассыпался смех.
ни к чему не придраться, трофейный приёмник
рио-риту играет для всех.
накануне июня все грозы приходят обратно,
электричество гаснет и хрипнет знакомый мотив
и трофейный приёмник, починенный папой,
в темноте отливает немецкими буквами siemens.
ожидания гравий хрустит под тяжелым ботинком.
значит завтра война. знать бы кто наступающий враг.
где-то звякает ложечка в чае, станцуем вдвоём кумпарситу,
в украинский словарь я вложу сине-желтую прядь.
2014

Майдан

По сиреневым, малиновым длинно к ночи
Катит солнце комом глиняным в глотку строчки,
Застревает колом надолбом, горькой солью
И не выблевать без надобы, и не сплюнуть – больно.
А по чёрному с прогалинами от огня и дыма
Ходят звёзды очень маленькие, да всё мимо, мимо.
И не смотрят вниз, не маются от людских уроков,
Им то что, хотя и малые, всё равно – под богом.
2014

За обладанье

а днём распорядился мелкий бес,
растаскивал минуты, письма комкал,
жизнь невпопад ложилась под иголку
заплатой на гноящийся порез
и, расчищая сбившиеся швы,
снимая боль, как перед богом шляпу,
шел вечер разнимать чужую драку
на небесах, в преддверье смертной тьмы.
но на высотке теплилась душа –
бесценная добыча в этом бое,
где вечно бьются избранные двое
за обладанье.
силою греша.
2014

На людях

не хочется думать, что завтра наступит смерть
и если честно, то думать вообще не хочется,
сыграем в карты в рубашках из чёрного крепа,
он в белый горошек от пуль, что летают кочетом.
о планах не стану писать, впереди ещё будний день,
а к вечеру слово запахнет литературщиной
и масло Воланда будет опять в цене,
а все трамваи в депо или резать учатся.
меня разберёт на части любой часовщик,
но завтра смерть, он с такою подмогой не справится,
не хочется думать и нужно до завтра жить
на людях, отчаянно и записной красавицей.
2014

Рiздво

Дождь поменял направление, встал и затих,
Мокрой собакой прижался к больному колену,
Псиной заброшенной тянет в оконный разлив
Между погодой и сказочным настроением,
Слово за слово, пристрою не барский уют
К печке, где борщ приготовлен и печиво,
Сало чесночное сочно отвадило жуть
Духом Украйны от утра и до Свят-вечера.
Свечкою греется кем-то забытый словник
В тёплом углу и такая в нём сила отменная,
Словно собрал он до кучи любимых моих,
Всех, кто ушли или ждут ещё даты рождения
2015

Крещение

Не смазан хлеб яичной лабудой,
И печь не топлена, хоть семь хлебов созрели.
Кого кормить, когда в сухой купели
Стоит народ, жестокий и хмельной,
И немо небо и пророк запил,
Ему постыло всё и безразличны
Страданья ближнего, креста голодный тыл
И наше сострадание приличью.
Светлы и тихи только небеса
В холодном пламени короткого заката
И, кажется, что жизнь дана когда-то
Лишь для того, чтоб кровь стереть с виска.
2015

И ходил за мной Авраам с ножом

и ходил за мной Авраам с ножом,
шепелявя: « Прости меня –
все под богом мы сорняк-сорняком,
только дунь и покинем дом.
он так верит, что мы – это прах земной,
лишь подобие, не зерно,
разве можно спорить, когда он мой
и отец, и дитя – одно!»
а с ножа всё текла и густела кровь,
окормляя траву в росе,
где-то там всевидящий гатил топь,
чтоб опять ступать по воде
и показывать раны, как модный блог,
недоверчивым блогарям,
где-то там притихший от горя бог
зрил, как шел убивать Авраам.
2015

26 апреля 2016 года

берегу на бегу время,
продолжая верёвочку вить,
сколько пуговиц было потеряно
столько в будущем не пришить,
от чужого ума перемаяться,
а по глупости горевать,
был Фуко, а теперь вот маятник,
был татарином, выпишут - тать.
а по следу без толку рыскает
беспокойное сволочьё
и душа поутру расхристана,
незастёгнута, если шо.
2016

Вечереет

вечереет. безлико, бесстрастно
время катится под откос,
и с вершины его одномастной
виден чей-то бездомный колхоз,
пустыря беспробудная серость,
вой собак перед долгой зимой,
где тоска по хозяину спелась
с этой вольной до края страной.
её мир так привычно бездомен,
неприкаян, озлоблен, раним,
что собачая преданность больно
отзывается гулом войны.
а погуглишь – всё вроде отлично
посевная уже на носу,
что-то продано, где-то наличной
расплатились душой за страну.
и за серою краскою двери,
что ведёт в золотые края
так же в светлое прошлое верит
пожилая уже медсестра.
2016

Распинают

Распинают Христа на глазах у честного народа
Под хрустящую жвачку с названием вечным "попкорн",
На экране сначала идёт предсказанье погоды,
А затем весь процесс поминутно и гвоздь за гвоздём.
Фигуранты устали от воя народного гласа,
Вон как ярко блестят в развороченных дырах клыки,
То не лица людей, то природная свежая масса
Из которой, что хочешь и сколько угодно лепи.
Только трое казнённых пред смертью сменили личину
И по Божьему слову похожи теперь на людей -
Два разбойника храбрых и Сын, что за эту Отчизну
На кресте умирает, а будет ещё "веселей".
2016

Не поеду

не поеду я в город Н-ск,
там не прибрано и темно,
в старой книге на слове Детск...
расплылось до краёв пятно,
и у автора не спросить,
что ж хотел он мне рассказать,
город Н-ск, словно Китеж тих
в глубине моих шесть-десят...
ничего-то не помню вслед,
ни героев, ни подлецов,
вся история, как послед
с исчезающим в ней лицом
вслед за водами канет в гать
и останется только Детск...
то ли новый срок куковать,
то ли имя, заместо "Н-ск"
2016

Большая война

Если завтра большая война
Нужно выстирать всё, что запачкано.
У души за спиной тишина,
Словно крылья, подрезана начисто.
Коротка её летняя рань,
Ненадёжна для всех, кто надеется,
Сохнет белая майка утрат,
Белизною кровавой отбелена.
Если завтра – готова ли я?
Если завтра, кого брать в попутчики?
И привычно стирает волна
Все следы, даже самые лучшие.
2015

Лабиринт

«Только выйдя из лабиринта, понимаешь, что он был частью тебя»

Уходя в лабиринт, я давно не надеюсь на выход,
И щербатые стены под пальцами кажутся пеплом,
Все, кто шли до меня, затаились в сплетеньи под дыхом
И клубком Ариадны ведут по извилинам крепким.
Кто-то ждёт Минотавра, но я не боюсь рогоносца,
Его ярость смешна, его голод и страсть неуместны -
В лабиринте моём каждой твари по паре под солнцем,
И для каждой богини найдётся любовь громовержца.
До конца бесконечен и смерть в нём плутает наивно,
Не поверив тому, что я рядом и смерти послушна,
Разминувшись на шаг в темноте, что за веками стынет,
Я иду безутешно на звук её дудки пастушьей...
А когда впереди чуть забрезжит свечение встречи
Я пойму, что душа - лабиринт между жизнью и вечной.
2016

Молитва

Спасибо, Господи, что привёл
За руку в этот сад,
Где каждый кем-то любим и гол,
Но этой любовью свят,
И толком не знает причин родства
С Божеской сутью Твоей,
И только верит, что будешь ждать
Там, у садовых дверей.
2014

Литсовет: "снимаю", Елена Рышкова /Старая Ехидна/
moidorogie
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=506002

снимаю
Снимаю юность ненужным платьем
Фасон не в моде, хотя приличный,
Оно душило меня в объятьях,
Мешало падать с небес по-птичьи,
Сжимало волю, кружило юбкой,
Поутру мягко в углу лежало
И целый век умещался в сутки,
Когда от счастья по швам трещало.
По шелку кожи скучают пальцы,
Застёжка давит воспоминаньем,
И можно больше не сомневаться,
Что время носко, да век недальний.

28.04.2016

новые стихи
moidorogie

на каждый

На каждый февраль обязательно выпадет март
И будет прогноз, словно карточный долг неприятен,
За серым дождём занавески полощется старт,
Предчувствуя финиш в толпе атмосферных объятий.
Всё катится вдаль с ускорением прожитых лет,
Весенний азарт на подснежники кажется лишним,
И крестиком в небе висит боевой самолёт,
У Бога на шее качаясь всё дальше и выше.
Я жду пробужденья, каких-то несказанных слов,
Неизданных истин, а с ними пирог с ежевикой
Пускай и вчерашней, из прошлого лета -  прошло
То время, когда мне на утро являлся всевышний.
И благо прошло, да и весть не настолько мила,
Чтоб новый завет составлять для народа в избраньи,
Язык приустал в доказательствах - Бога нема,
Но есть это небо в моей украинской окраине.

23.02.2016

у старых...

У старых деревьев замшелые лица
и корни идущие вниз,
но время зелёной короной ветвится
над гнёздами будущих птиц.
но в каждой морщине, стекающей прямо
к земле, из которой взошли,
упрятана будущих паростков карма
и всех инквизиций костры.
Их время уходит, как гость запоздалый,
дары и вину унося,
и только петух в своей шапочке алой
отметит, кто предан и зря.


восьмомартовское

Отсрочку весне на сегодня мне выдурил март,
Шафрановым утром погоды каприз прикрывая,
Я жду похоронку снегов, по карманам две фиги зажав,
И верю, что всё хорошо, даже если лишь вечность до мая.
Легко ли скукожиться почкой на самом ветру,
Скрывая цветенье в который уж раз от простуды,
Всё будет прекрасно, всё будет, умру – не умру
И в чём эта разница, если весна не наступит?
На синей проталине в небе висит ястребок,
Катается с горки по всем атмосферным бобслеям,
Я знаю что мимо меня эта жизнь не пройдёт,
Хоть холодно жить и так больно весне не поверить.

07.03.2016


Детск...

Не поеду я в город Н-ск,
там не прибрано и темно,
в старой книге на слове Детск...
расплылось до краёв пятно,
и у автора не спросить,
что ж хотел он мне рассказать,
город Н-ск, словно Китеж тих
в глубине моих шесть-десят...
ничего-то не помню вслед,
ни героев, ни подлецов,
вся история, как послед
с исчезающим в ней лицом,
вслед за водами канет в гать
и останется только Детск…
то ли новый срок куковать,
то ли имя, заместо «Н-ск»

e.r.
16.01.2016

Мюсли к завтраку. афоризмы (Лена Рышкова) / Стихи.ру
moidorogie
http://www.stihi.ru/2012/04/16/8249

свежак 23.10.2014
moidorogie
страна проживания
одиночество - это страна проживания,
которую возишь с собой.
и оттуда не выгнать кнутом или пряником,
и не выманить даже  любовью.
безграничны просторы, провальны селения,
синь небес богоявленна в ней,
у стола табуретка и муха приклеена
собеседником на стекле.
и такая там тишь сочиняет посконная
разговорами красных телец -
чтобы я приютила  не горько, не солоно
вместе с жизнью.
а может быть без.
18.08.2014


глина
колёсами размазанная жизнь
рождает глину красную, как кровь
и холодна вода на слове "пить"
и поперхнусь её избытком вновь.
как трудно пригубить чужую весть,
что оседает по краям страниц.
я превращаюсь в глиняную взвесь
под клинопись стихов
и птичий свист.
23.08.2014


а всего-то
А всего-то и нужно было построить дом,
Посадить алоэ и вырастить ежевику,
Чтобы в чащу леса большим лопоухим слоном
Уходила жизнь, роняя знакомые ники.
А всего-то и нужно было прожить назло
И, купив билет, не доехать до остановки
Дорогого сердца, где вдруг оборвётся кино
Уходящей в дыру целлулоидной плёнкой.
А всего-то и нужно – что нечего брать взаймы,
Половинки лета, прогноза на понедельник,
То, чего мы с тобою без устали лишены,
Раздаривши слонам в окружающих сельвах.
24.08.2014


рацион
я не поэт, а только наблюдатель
за жизнью, что ни мне и ни тебе,
она мила и безразлична к тратам,
ей всё равно в чём равенство смертей.
она тиха в любой ужасной битве,
и, напоивши кровью берега,
опять травинкой слабою возникнет,
безжалостна, чиста и высока.
и только я ей назначаю смыслы,
беру взаймы и тороплюсь отдать
её кусок - тяжелый, горький, ситный
в скоромный рацион солдат.
e.r.
01.09.2014


не пишите
Не пишите о войне, не балУйте
Вам она, словно кукла на выданье,
Вы её разоденете в хутро,
В кружева поэтических ритмов,
А она, мертвяком раскорячившись
Над могилами матом ощерившись,
Вас сожрёт в голубом телеящике,
И запьёт киселями отечества.
Не пишите о войне, не юродствуйте,
Ведь не маков кровь руки запачкает,
И пойдёт под венец она модницей,
Ну, а вы её смертной заначкою.
05.09.14

в Украине опять листопад
В Украине опять листопад
И смола на стволе занемелая,
Осень желтая в синем наряде
Палит семечки перезрелые,
И слетаются птицы пред вылетом,
На крыла намотав небеса,
Словно взлётную полосу выломал
Им каштан и дома обстрелял.
Так что нынче не хлебом единым,
А кровавым закатом поля
И накормят и лягут под спину
Если в сердце
и наповал.
05.09.14


врагам
Вы не в себе?
Оставайтесь на месте!
Вас там найдут,
Но это будет не Бог,
Он есть у вас,
Как программа "Вести"
И храм на крови
Или воде - всё равно.
Когда распинают совесть
Вокруг только палатки с пивом
И шашлыки под субботу
Без ожидания Воскресения.
Вы потеряли себя,
Как Эспрессо на вынос
И Бог не простит
Хотя должен быть в теме.
e.r.
06.09.2014


наша радость - суровая мать
Бьёт ли радость тебя по щекам,
Словно девку-чернавку на выданье?
Через край, сквозь отеческий рай
Проходи, так чтоб сердце не выдуло
Сквозняком от хозяйских щедрот,
И нелепой вины обещания,
Погоди - время долго сочтёт
И мгновенно вернёт всё нечаянным.
Неожиданно встанет рассвет
До поры, что часами означены,
Проходи, время быстро течёт,
Словно кровь из разорванных начисто.
Нам не нужно искать перемен,
Эти гости приходят без вызова,
Мы не святы, вдоль беленых стен
Всё по лавкам сидят те, кто избраны.
Просят кушать, берут нас взаймы
И расплатятся нами, как водится,
Проходи мимо стен, мы равны
Только тем, кто лишь завтра уродится.
А тогда не позволим хлестать
По щекам, по полям и околицам –
Наша радость – суровая мать,
Подождёт нас и тем успокоится.
21.09.2014


скамейка
Есть места на земле, где так просто сидеть
И безветрия слушать октаву,
По-осеннему смотрит зелёная смерть
На цветы, что смеяться устали,
Глубока тишина заполуденных снов,
Захлебнусь чтобы вверх не стремиться,
Там на дне среди листьев тимьяна готов
Каждый звук обернуться синицей.
В рукаве лебеда и пера благодать,
Размахнусь и почувствую ветер,
Да куда от скамейки моей улетать,
Где смеркается время под вечер.
21.09.2014


истинно
Перемены не будет в плотном дневном строю,
Запевалы-птицы охрипли к началу боя,
Пусть вода потерпит, пока я её допью
Словно водку - молча, не ощущая боли.
Я допью за нас. А заброшенный к чёрту рай,
Где остались гнёзда и все птенцы безымянны,
Не оставит выбора, словно всегда права
Только жажда истины в поиске через Яндекс.
Просто дай мне руку и она не очертит круг,
Не замкнёт цепочку из бешеных повторений,
Отобьётся жизнь, как щенок от любимых рук,
И умчится прочь с белой косточкой перемены.
26.09.2014


на Эверест
Когда поднимаю веки, словно взбираюсь на Эверест
И день весь белый от неземного света,
Так многое хочется спрятать в подушку слезами и без,
Но нужно вставать по правую руку победы.
И ждать похоронку листьев к концу октября,
Закапывать капли в глаза, чтоб поменьше лета,
Когда поднимаешься вверх – тот, кто рядом - свят,
И каждый шаг труднее уже поэтому.
Да, да, я проснулась в шесть и легко встаю,
Ночёвка прошла нормально, гора на месте,
И наша цепочка короче, но хватит двух
Идущих наверх в этой белой житейской взвеси.
e.r.
29.09.2014


впрок
Обратные билеты не купив,
Вагон не выбрав, где тепло и благостно,
Трясусь в товарняке среди могил,
Как я бездомных, Родиной затасканных.
Шуршит в руке потрёпанный кулёк,
Где жизнь, как масло сжата бутербродами,
От Родины какой сегодня прок –
Она, как есть, любимая природою.
И разъезжается народ по сторонам,
В товарняках увозит время частное,
Прошедшее подобно семенам
Отлузганным удачею нечастою.
Но всё равно проклюнется росток
Среди чужих лесопосадок массовых
И мил им будет тем, что желторот
И синевой небесною обласканный.
02.10.2014


рай после Евы и Адама
рай после Евы и Адама
завален спелыми плодами,
но падалица вечных истин
ненадобна для смысла жизни.
а, где наказанного мысль –
нет истин,
только жизни смысл.
e.r.


немытые окна
Набросится осень собакой, оставленной в доме,
Залижет лицо, суматоху в квартире устроит,
В немытые окна заглянет, и солнце, на цыпочки вставши,
В квадрате картины напишет – я солнечный зайчик,
И будут носиться по комнатам дружка за дружкой
От светлого дня опьяневшие старые мушки.
20.10.14
e.r.

свежак
moidorogie
говори
Говори на двух, на трёх, на всех языках,
Свиристи и чирикай вечерней порой на птичьем,
Твоё горло сдавит язык - давно неслышный, как страх,
Застилая поверхность листа итальянской плиткой.
Вознесётся стон литургией о немоте
В этом мире, где каждый болезненно многословен
И слова говорит, да только не понял тех,
Кто стоит ступенькою выше или не вровень.
А они поют, свистят, гогочут кругом,
Приглашая тебя в свой круг и чужую вечность,
За словами лезешь, как ангелу под крыло,
Чтоб не слушать их, не войти в круги бесконечности.
У молчания нет алфавита, есть только слог,
Что за каждым листом, за единой в степи травинкой,
Говори на всех языках, пока мир не слёг
От твоих попыток писать на одном едином.
11.08.2014
не молитесь Христу
Не молитесь Христу, его рот жесток.
Он принёс вам меч, а не мир,
Лишь Мария с младенцем знает, чем Бог
Отличается от кумира,
Она выносит бремя своё с трудом,
И готова платить за грех
Необъявленных и непрощённых войн
Меж сынами из века в век.
Только женщина знает цену войне
Ей оплакивать сыновей,
Не молитесь Христу, его крест на мне
Словно камень тянет к земле.
30.07.2014
брат
Могу смотреть на облака,
Спиной ощупывая камни,
Земля кругла и велика,
Я чувствую её изъяны -
Невольно, тихо, как трава,
Жестоко, как война растений
За свет и воду, за права
Расти, осеменяя землю.
И, растирая млечный сок
Меж пальцев, рвущих плоть чужую,
Прошедший сквозь асфальт росток,
Как брата избранного чую.
05.08.2014
страна проживания
одиночество - это страна проживания,
которую возишь с собой.
и оттуда не выгнать кнутом или пряником,
и не выманить даже  любовью.
безграничны просторы, провальны селения,
синь небес богоявленна в ней,
у стола табуретка и муха приклеена
собеседником на стекле.
и такая там тишь сочиняет посконная
разговорами красных телец -
чтобы я приютила  не горько, не солоно
вместе с жизнью.
а может быть без.
18.08.2014
а всего-то
А всего-то и нужно было построить дом,
Посадить алоэ и вырастить ежевику,
Чтобы в чащу леса большим лопоухим слоном
Уходила жизнь, роняя знакомые ники.
А всего-то и нужно было прожить назло
И, купив билет, не доехать до остановки
Дорогого сердца, где вдруг оборвётся кино
Уходящей в дыру целлулоидной плёнкой.
А всего-то и нужно – что нечего брать взаймы,
Половинки лета, прогноза на понедельник,
То, чего мы с тобою без устали лишены,
Раздаривши слонам в окружающих сельвах.
24.08.2014
рацион
я не поэт, а только наблюдатель
за жизнью, что ни мне и ни тебе,
она мила и безразлична к тратам,
ей всё равно в чём равенство смертей.
она тиха в любой ужасной битве,
и, напоивши кровью берега,
опять травинкой слабою возникнет,
безжалостна, чиста и высока.
и только я ей назначаю смыслы,
беру взаймы и тороплюсь отдать
её кусок - тяжелый, горький, ситный
в скоромный рацион солдат.
01.09.2014
не пишите
Не пишите о войне, не балУйте
Вам она, словно кукла на выданье,
Вы её разоденете в хутро,
В кружева поэтических ритмов,
А она, мертвяком раскорячившись
Над могилами матом ощерившись,
Вас сожрёт в голубом телеящике,
И запьёт киселями отечества.
Не пишите о войне, не юродствуйте,
Ведь не маков кровь руки запачкает,
И пойдёт под венец она модницей,
Ну, а вы её смертной заначкою.
в Украине опять листопад
В Украине опять листопад
И смола на стволе занемелая,
Осень желтая в синем наряде
Палит семечки перезрелые,
И слетаются птицы пред вылетом,
На крыла намотав небеса,
Словно взлётную полосу выломал
Им каштан и дома обстрелял.
Так что нынче не хлебом единым,
А кровавым закатом поля
И накормят и лягут под спину
Если в сердце
и наповал.
скамейка
Есть места на земле, где так просто сидеть
И безветрия слушать октаву,
По-осеннему смотрит зелёная смерть
На цветы, что смеяться устали,
Глубока тишина заполуденных снов,
Захлебнусь чтобы вверх не стремиться,
Там на дне среди листьев тимьяна готов
Каждый звук обернуться синицей.
В рукаве лебеда и пера благодать,
Размахнусь и почувствую ветер,
Да куда от скамейки моей улетать,
Где смеркается время под вечер.
21.09.2014


истинно
Перемены не будет в плотном дневном строю,
Запевалы-птицы охрипли к началу боя,
Пусть вода потерпит, пока я её допью
Словно водку - молча, не ощущая боли.
Я допью за нас. А заброшенный к чёрту рай,
Где остались гнёзда и все птенцы безымянны,
Не оставит выбора, словно всегда права
Только жажда истины в поиске через Яндекс.
Просто дай мне руку и она не очертит круг,
Не замкнёт цепочку из бешеных повторений,
Отобьётся жизнь, как щенок от любимых рук,
И умчится прочь с белой косточкой перемены.
26.09.2014
на Эверест
Когда поднимаю веки, словно взбираюсь на Эверест
И день весь белый от неземного света,
Так многое хочется спрятать в подушку слезами и без,
Но нужно вставать по правую руку победы.
И ждать похоронку листьев к концу октября,
Закапывать капли в глаза, чтоб поменьше лета,
Когда поднимаешься вверх – тот, кто рядом - свят,
И каждый шаг труднее уже поэтому.
Да, да, я проснулась в шесть и легко встаю,
Ночёвка прошла нормально, гора на месте,
И наша цепочка короче, но хватит двух
Идущих наверх в этой белой житейской взвеси.
e.r.
29.09.2014

TEDxPerm - Tatiana Chernigovskaya - 9/11/09
moidorogie

настроенческое
moidorogie
Самое большое наказание жизни состоит в том, что её нельзя выключить!
Вот и приходится придумывать разные украшения дня. Иначе и вставать с постели не хочется.
Закрыть бы наглухо шторы, отсечь солнечный свет и заснуть. Как это похоже на смерть, о которой я ничего не знаю, как и о сне. Быстрая фаза сна, медленная... а жизни? В какой фазе нужно находиться, чтобы понять наконец, что всё это только сон, иллюзия движения. И прошлое не накапливается золотом в сундуках, но испаряется дымом горячего очага. Только иногда всплывают на поверхности сознания клочки воспоминаний, произвольно и прихотливо описывая прошедшую жизнь. На самом деле она уже не существует, как и я прежняя. Сколько жизней я уже прожила с момента рождения, сколько смертей за моей спиной. Я не нахожу следов настроения , не узнаю мыслей этого умершего во мне ребёнка, подростка, человека...
Только то, что есть сейчас, сию минуту имеет значение факта, всё остальное это выдумки или беспорядочные остатки памяти. Я роюсь в ней, словно археолог в древних захоронениях и так же беспомощна перед загадками её языка, как и он.
В попытке восстановить прошлое, кто-то цепляется за место рождения и старый дом с чугунной лестницей, ведущей на последний этаж. Иные пишут дневники и подшивают пожелтевшие страницы писем. Всё тщетно. Умершие в нас умеют хранить свои тайны. Их разговор темен и невнятен, как сон перед рассветом, в котором ощущение близкого солнца затемнено последней фазой уходящей луны. Взойдёт солнце, но лунный призрак так и будет стоять в небе, улыбаясь щербатым ртом. Мы никогда не сможем уйти от него или заглянуть ему в спину.. он пятится в будущее, не отворачивая от нас своего прозрачного, надоедливого лица.
Я разжимаю горсть, но из неё ничего не сыпется на дорогу. Она пуста, ведь жизнь принадлежит не мне, а тем ушедшим, голос которых для меня навсегда угас.
Я придумываю игрушки цветные и яркие и даю им названия. Семья, любовь, обязанность, творчество. Они гремят и подпрыгивают в моей авоське, а иногда вылетают сквозь чересчур большие дырки и остаются лежать на дороге яркими целуллоидными пятнами. Может кто-то другой подберёт и, встряхнув посильнее, услышит сухой стук гороха внутри. Секунды выдумок, спрятанные для развлечения праздношатающихся прохожих.
Прошлое наполнено моими сегодняшними мыслями и я уже не слышу шопота свежих губ и не чую запаха упругой кожи. И только мои тогдашние отражения, плоско лежащие на фотобумаге, позволяют представить ту девочку, девушку, женщину, но не вспомнить причин их высохших слёз и застывшей улыбки.
Я выстраиваю свой день, как баррикаду между мной и будущим, где я сегодняшняя должна умереть. Я защищаю себя с отчаянной яростью побежденного, загнанного в угол и срывающего повязку с глаз, чтобы яснее видеть палача.
И вот тогда, когда уже сметены все заслоны, когда час настал, лицо его появляется из небытия, странно похожее на меня сегодняшнюю и совершенно чужое.

свежак
moidorogie
Украина моя...

По сиреневым, малиновым длинно к ночи
Катит солнце комом глиняным в глотку строчки,
Застревает колом надолбом, горькой солью
И не выблевать без надобы, и не сплюнуть - больно.
А по чёрному с прогалинами от огня и дыма
Ходят звёзды очень маленькие, да всё мимо, мимо.
И не смотрят вниз, не маются от людских уроков,
Им то что, хотя и малые, всё равно – под богом.

19.02.2014


Дыра в груди

Это не форточка, это дыра в груди
Виновата в хронических сквозняках,
Сквозь неё протекает крутой Гольфстрим,
Согревая погоду в мире и чай в руках,
Эта метеосвора глухих часов
Перед самым рассветом может свести с ума
И тогда поднимается ветер и жизнь течёт
Через дыры в сердце темней вина,
Заливает подушки рассвета потоком слов
И пульсирует в венах чумной волной,
Кто стрелял мне в грудь, тот знает – сметёт с основ
Её яростной силой.
Ещё живой.

09.02.2014


ищу себе занятие простое

совсем весна. вымакивая лужи,
кусочек облака толстеет на глазах,
в подснежнике теплынь февральской стужи
чистейшей белизной отозвалась,
а я ищу себе занятие простое –
искать вчерашнее под скомканным листом,
где может быть лежит ещё – чужое,
словно окурок, сжеванный мальцом,
оно, быть может, ничего не значит,
его, наверное, и выкинули вон,
чтобы зажить и переспать иначе,
отплёвываясь кофе с молоком.
каких чудес я ожидаю далее,
не слушаясь и не терпя обид,
пока оно, прошедшее, едва ли
кому-нибудь о чём-то говорит.
его насилует любой прохожий дядя,
по праву сильного, сегодняшнего дня
и не боясь, что выносит когда-то
оно его приблудное дитя.
а там и свидятся с войной отцы и дети,
сжимая в кулаке железный прут –
отец не скажет «я за всё в ответе»,
забыв прошедшее,
как бабу на углу.

e.r.
13.02.2014


обед с Минотавром

прольётся дождь на сомкнутые крыши,
запахнет сыростью бензиновый асфальт,
день пролетает сойкою неслышно,
минуты многократные склевав,
окно насытится косым нелёгким взглядом,
отяжелеет теменью и вот
наполнится водой, как ваза садом,
где гиацинт безудержно растёт.
предчувствие весны взрывает стены,
дом оседает в пыльный реверанс,
скворец орёт международным сленгом,
божественный в нём обретая глас,
а я иду в канале лабиринта
и ожидаю минотавра взгляд,
любовником не станет – очевидно,
так пообедаем
на свой
жестокий
лад.

e.r.
05.02.2014


я вижу всё

январский морок тянется и день,
расслабленно съезжая по перилам,
за руку тянет мрака хренотень
в подвальный час неприбранного мира,
где в старой плошке красного стекла,
добытого на уличной помойке,
горит свеча и по стене стекла
косая тень от массовой застройки.
небытие сомкнулось с "бытиём"
в тарелочке саксонского фарфора –
в кофейной гуще прямо за столом
я вижу всё, что ожидает скоро,
дрожит в огне распаренных харит,
ложится тихо после часу ночи
и буквами, как сухарём хрустит
в блокадных закоулках одиночеств.
подземный мир не там, где корни зла
поддерживают тонкий слой сознанья,
а в этой тьме за веками, где я
всегда пуста, как рай
для созиданья.

30.01.2014


блошиный рынок жизни

вот английский сервиз ожидает горячего чаю,
на углу этажерки аптечка на случай, фонарь,
эбонитовый монстр телефона не отвечает –
дома нет. никого. есть блошиного рынка кошмар.
эти вещи лежали когда-то уютно в ладони,
человеческим днём согревая пустое нутро,
а теперь их скелеты на площади аукционной
развалились на стойках, как жвачный до рвоты попкорн.
вот и я отслужу, отстою свою вахту до смены,
и оставлю в наследство ракушечных лет фермуар,
да ненужный компьютер с короткою памятью белой,
где пыталась составить стихов ненадёжный словарь.
в переполненном мире и свалки забиты до неба,
там мне ближе всего добираться до горних ворот
от последнего слова на плахе, на плате отпетой,
от вечернего чая, что пальцы безудержно жжёт.

22.01.2014

отказ от фэйсбука
moidorogie
Сегодня убрала свой аккаунт на фэйсе.
почему? просто поняла, что этот наркотик стал подавлять жизнь.
Особо в критических ситуациях, когда - "вся власть Майдану!" я не могу оторваться от переписки с совершенно незнакомыми людьми. что-то доказываю, в чём-то убеждаю.
Хотя убеждать совершенно незачем.
В мою сторону пошел ужасающий поток отрицательной энергии, я просто ощущаю его всей кожей.
Захотелось вымыться и отпасть от соски.
Вот и отпала.

?

Log in